• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: билькенбахи (список заголовков)
07:54 

см. по тэгу Билькенбахи

aka Айша
25.08.2017 в 00:02
Пишет Шано:

Термин bastardus — средневековое изобретение и, согласно наиболее распространенному объяснению, происходит от латинского слова bastum («седло»), а обозначает, соответственно, человека, зачатого «в седле», то есть на ходу и(ли) каким-то путником, а не в оседлом браке с законным мужем.

Тоже средневекового, даже более позднего происхождения, понятие illegitimus («незаконный»), появляющееся в источниках XIII века. Но до того были в ходу другие термины, пришедшие из древнееврейского, греческого и классической латыни и обозначающие различные категории незаконнорожденных, хотя эти различия разными авторами определялись по-разному. Так, мамзер обозначал ребенка проститутки, нотус — плод прелюбодеяния, спуриус — рожденного любовницей, а натуралис — конкубинкой, постоянной и единственной сожительницей, близкой к жене. Согласно другим толкованиям, нотус и спуриус — продукты мезальянса, только у нотуса благородный отец, а у спуриуса — благородная мать (так считал Исидор Севильский). Натуралис же — это ребенок двух неженатых людей, которые теоретически могут заключить брак; такие дети могут наследовать, если у отца нет законных детей.

via

URL записи

@темы: Билькенбахи

00:58 

И еще раз о магии игры или как это у нас бывает

aka Айша
Мою героиню звали Дагмара Альберта Прима. Первое имя - личное, второе - по отцу, третье - указывает на генеалогический статус. Первые два имени были получены случайной генерацией. Следовательно, так же случайно получалось, что отца Дагмары, старого графа Билькенбаха звали Альберт. Ну ок, имя не хуже других.
А вот это был один из источников визуального решения прикида для Конрада, нынешнего графа. Прекрасный вандейковский портрет.



На портрете - герцог Брабантский и Аренбергский Альберт де Линь.

И посмотрев на портрет, я понимаю, что да, вот он старый Альберт, до которого Суслику....эээ.... Конраду - семь верст и все лесом.
Ну вот смотрите сами: где - старый Альберт, и где - Конрад. Прекрасная фотография Сэнни.



Впрочем, не удивительно. Потому как Конрад-то у нас Секундус, а значит - отец у него кто-то другой. Ходили слухи, что отцом Конрада на самом деле был не то секретарь старого Альберта, не то писарь, не то.... В общем, кто-то из домашних книжников. Неважно, все равно Конрад унаследовал титул. А вот это, кстати, тень одного из не то секретарей, не то писарей, которого то ли сам старый Альберт, то ли наша матушка того... чтобы не болтал. Секретарь лишние бумажки в нашем архиве прочитал, но в доме все были уверены, что отравили его, чтобы сохранить тайну рождения Конрада. Сходство-то очевидно. Еще одна прекрасная глюколовская фотография Сэнни.



Когда я свела историю майстера Капеля, рассказанную им самим, и нашу семейную хронику, я эээ обалдела. И поняла, кто передо мной, и кто и за что убил бедного секретаря. А когда Мим и Фолко посмотрели на друг друга - они ржали минут десять, несмотря на то, что по игре ситуация у нас была трагическая. А уж как они ржали после игры! Ксото сказал, что это было слышно у них на мастерятнике, хотя замок стоял на другом краю полигона.

@темы: Билькенбахи

00:11 

Фрау Дагмара

aka Айша


Источник визуального концепта - Брантом "Галантные дамы":
"Потому-то принцесса, о коей я веду речь, могла позволить себе появиться в расшитом золотом суконном платье, ибо то было ее герцогское облачение — парадное одеяние, допустимое и уместное свидетельство ее величия и могущества; так и поныне вольны поступать графини и герцогини на торжественных церемониях. У наших вдов та печаль, что им нельзя носить драгоценности нигде, кроме как на пальцах да иногда на каком-нибудь зеркальце или же на часослове и иных книгах, толкующих о божественном; но ни в коем случае не на голове, не на теле, не говоря уже о богатых жемчужных ожерельях и браслетах; однако могу поклясться, что видывал вдовствующих прелестниц, достойно обряженных лишь в черное и белое, но притягивавших взгляды не менее увешанных драгоценностями замужних дам королевского семейства."

@темы: Билькенбахи

19:30 

aka Айша
Эпиложец к "Площади святого Вита"

Молодой Конрад Билькенбах возвращался домой с площади святого Вита, еще не зная, что больше никто за пределами дома не назовет его Сусликом. Он устал, натер шею, он вонял лошадиным потом и был крепко в пыли. Очень хотелось содрать с себя горжет, просоленную рубаху, напиться и упасть спать. Мажордом с поклоном подал ему письмо от отца, который воевал на юге, и Конрад поднимался по лестнице, читая последние известия на ходу: минимальные потери, скоро назад, контроль над Витильским трактом и союз с герцогом... Навстречу, поигрывая хлыстиком, спускалась младшая сестра, одетая для верховой прогулки. Дагмаре было чуть больше 11 лет, она была крепкой, вспыльчивой и куда больше походила на старого графа Альберта, чем изящный и близорукий Конрад. Прима, ничего не попишешь.
- Ты их убил? - с детской кровожадностью спросила она.
"Кто-то уже рассказал", - с неудовольствием подумал Конрад не поднимая глаз от письма.
- Во-первых, здравствуй. Нет.
- Здравствуйте, господин барон. - Дагмара изобразила благовоспитанный книксен прямо на ступеньках. - Ни одного? Слабак. Бунтовщиков надо убивать без разговоров.
- Вот своих заведешь, тогда и будешь решать, кого сразу, а с кем сперва поговорить. - Конрад тряхнул письмом. - Отец нашел тебе жениха.
- Врешь. Он на войне, а не за этим уехал.
- Одно другому не мешает. Тебя выдадут за наследника При, и ты станешь герцогиней. И бунтовщиков у вас будет, сколько вам надо для ваших забав, вешайте на здоровье. Вас станут называть Кровавая герцогиня и бояться. Если, конечно, его светлость раньше не отрубит голову вашей светлости, чтоб укоротить ваш светлейший язык.
- Суслик! - взвизгнула Дагмара и полоснула брата хлыстом по плечу.
Конрад захохотал и кинулся бежать, Дагмара - за ним...
Мажордом не смог удержать улыбку.

@темы: Билькенбахи

00:40 

Черновик к игре

aka Айша
Сложно сказать, были ли у инквизитора реальные основания заглянуть в Черный замок Драйталига. Слухи в народе ходили скверные, но за ними, как начнешь разбирать, ничего не стояло. Где, скажите на милость, народ полностью доволен своим господином? Вот и здесь то же. И даже как бы наоборот: старый граф дружил с епископом, сестра старого графа благотворила Церкви и убогим. Даже молодой граф Йорг не портил селянок, а являл собой образец семейной добродетели. Однако проверять слухи приходилось снова и снова. В конце концов, эти визиты стали чистой формальностью: святых отцов любезно принимали, проводили с экскурсией по замку, не исключая алхимической лаборатории и винных погребов, угощали приличным обедом и давали провожатых до епископского двора. Вот и в этот раз старый граф был милостив и любезен, сопровождал очередного инквизитора по галереям от башен до своей лаборатории, отвечал на вопросы, а в промежутках бухтел, бухтел, бухтел... Ему не нравилось все: молодое пополнение пограничных крепостей, дождливое лето, качество свежеполученного безоара и дуб новых бочек.
"И трава была зеленее" - мрачно думал про себя молодой монах, решив уже, что обед у феодала потребует буквально ангельского терпения. Ну... не спорить же со знатным маразматиком.
- ...я посылал за ним едва ли не в Альбаланд, а он пришел - и в нем полно картофельной шелухи! Они даже не следят за своими козами! А уж просят за него, как за философский! Дагмара мне уже плешь проела размером с тонзуру.
Из-за поворота появилась старуха с метлой и в черной остроконечной шляпе. Инквизитор почувствовал нечто среднее между удивлением, любопытством и охотничьим азартом.
- О! Легка на помине... - Граф привел лицо в соответствие с официальностью ситуации - Имею честь представить - брат Сигизмунд, представитель Святой инквизиции. Моя сестра Дагмара, вдова наследника При. Младшая сестра.
Дагмара, опираясь на метлу, присела в книксене, и кротко пролепетела
- Pater reverendissime...
Инквизитор автоматически махнул рукой и пробормотал чего-то благословляющее. Ну нет, не то чтобы старуха, но этот черный цвет... Ворона вороной.
Дагмара, получив благословение, мимолетно ласково улыбнулась молодому человеку и переключилась на брата. От смирения не осталось и следа.
- Ты вот это видел? - она потрясла метлой. - Ну я понимаю, ты не вылазишь из своих пробирок. Я понимаю, Йорг опять уехал витильских еретиков стращать, а София с девчонками отправилась к матушке. Но Лукреция-то дома! Она же твоя дочь, Конрад. Она будущая жена и хозяйка своего замка!
Инквизитор вспомнил, что "девочке" уже к тридцати, и за спиной у нее какая-то неудачная, но очень знаменитая помолвка. Кажется. она чуть-чуть не стала королевой. Тем временем сестра графа продолжала, не снижая накала:
- Ты мог бы все-таки приучить девочку к хозяйству! Она совсем за слугами не смотрит! Они распоясались окончательно! Ты видел? Ты видел, что зал опять не выметен после обеда? - Дагмара снова тряхнула метлой - У меня весь подол в крошках! Тебе не стыдно? Почему я сама должна за этим следить? Я уйду в монастырь, вы совсем дерьмом зарастете! - заключила она грозно, милостиво кивнула клирику и продолжила свой путь, вздернув нос кверху. Время от времени она принималась заметать какой-то ей одной видимый сор и что-то неразборчиво и угрожающе ворчать.
- Ввведьма. - С чувством высказался старый граф. - Старая ведьма! Сколько крови мне перепортила!
- Ведьма? А, надеюсь, лицензия у нее есть?
Граф Конрад посмотрел на инкивизитора с интересом
- На это сейчас нужна лицензия?
- А как же! Уже давно...- ну не спорить же со старым уважаемым и владетельным маразматиком.
- То есть, я могу все это прекратить? Пойдемте-ка, молодой чел... брат Сигизмунд - оживился старый граф и взял инквизитора под локоток. - У меня есть кувшин вина из СТАРЫХ запасов. Если вы понимаете. И вы мне все расскажете про лицензии, а то житья от этих ведьм не стало.

@темы: Билькенбахи

Бел-горюч камень

главная